Image default

За сколько можно купить лояльность казахстанских СМИ?

Глава министерства информации и общественного развития Аида Балаева (по совместительству жена видного чина КНБ Адильбека Джусупова и кандидат социологических наук) в интервью HOLA news рассказала главную тайну — для чего в Казахстане такой большой госинформзаказ. Все, конечно, не рассказала, пощадила чувства читателей.

Юмор ситуации в том, что министру правды за деньги задает вопросы СМИ, которое умело гоняло тряпками «пиарщиков» из Success K, взявшихся освещать вопросы социального медстрахования в Казахстане. Там сумма контракта в 700 миллионов тенге, не все досталось Success K, но все же ребята заработали. Словом, и интервьюер и интервьюируемый в тему погружены.

Речь шла о том, что размещение госинформзаказа в 2020-2022 годы Казахстану обойдется в 145 миллиардов тенге (почти 350 миллионов долларов). И у министра спрашивают фактически, смогут ли отечественные медиа жить без денежной накачки со стороны государства.

Балаева объясняет, всячески уходя от прямого ответа, из жалости к аудитории. «По сравнению со странами с развитым медиарынком, для нас государственное субсидирование — единственный механизм постепенного снижения зависимости от иностранного контента», — сказала она. Объясняем, что сказала министр: Не будет госфинансирования — не будет и контента. Никакого. Больше казСМИ жить особо не на что.

Заодно Балаева выдала еще один всем известный, но от этого не менее шокирующий секрет: «Независимое телевидение идеологически правильный, но неконкурентоспособный на рынке контент вещать не будет, потому как в большинстве своем он не интересен массовому зрителю».

Вывод из этого малоприятный. Министр его тоже проговорила: «Надеюсь и в дальнейшем на благоразумие людей, которые заводят Телеграм-каналы». На фоне событий в Минске понятно, что вопрос звучал на самом деле так: «А что, если кто-то заведет казахстанскую НЕХТУ, которая будет не просто телеграм-каналом, а координатором протестов и каналом вбросов?».

Министр сообщила, что пока МИОР справляется «с потоком подобной ложной информации методами оперативного реагирования». То есть, в спокойной обстановке, если нет ажиотажа, кто-то что-то опровергает. Многие ли читают те опровержения? А в случае обострения обстановки, как показали события в том же Минске, даже блокировка интернета (которую наши тоже раньше практиковали), не дает результатов.

За госинформзаказ СМИ будут транслировать что-то официальное, а еще лучше и спокойнее для всех — молчать о чем-то. Но аудитория будет вестись на любые вбросы извне, и заранее недоверчиво воспринимать финансируемые правительством СМИ. Это неизбежная плата за то, что все поют или, еще лучше, молчат в общем хоре. Положение дел возникло не вчера, рекламный медиа-рынок начали убивать давно. Балаева это прекрасно понимает.

А трагедия в том, что сейчас именно ведомство Балаевой помогает сохранять независимые, зависимые, вообще — любые казахстанские СМИ. И вместе с тем консервирует такую ситуацию. Чудовищно огромные суммы госинформзаказа идут на то, чтобы не было просто хуже. СМИ платят за лояльность. На то, чтобы они выдавали конкурентноспособный контент — денег в бюджете уже не хватит. И министерство своим приказом среднюю креативность по СМИ не повысит. Но других медиа-менеджеров у Акорды уже нет. Есть те, кто создает правильную картинку для высоких кабинетов.

А население… А о населении кто-нибудь другой позаботится. С правильным контентом и умелой координацией протеста.

Может быть интересно:

Молодежь Казахстана и России встретится на Форуме межрегионального сотрудничества в Омске

Рустам Кусаинов

SOS: В РК объявлено чрезвычайное положение

Как минимум двадцать тысяч человек бежали из Казахстана на фоне столкновений

Юсуф Умеров

Оставить комментарий